Картина «Лето» Кирилла Серебренникова — «ложь от начала до конца» или одна из самых ярких киноисторий о русском роке 80-х?

Лето 2018

Совсем юный Виктор Цой (Тео Ю) вместе с товарищем направляются на пляж, чтобы исполнить перед Майком Науменко (Роман Билык), уже звездой рок-авангарда, свои песни. От идеи представить своё творчество Витю отвлекла мимолётной просьбой Наталья (Ирина Старшенбаум), жена Майка Васильевича. Так начиналась история ленинградской группы «Кино» по версии Кирилла Серебренникова.

Претендовать на следование реальным событиям режиссёр не собирается. Всякий раз после ярких сюрреалистичных сцен появляется табличка «Этого не было», периодически ломается «четвёртая стена» словно мы в чёрно-белом «Дэдпуле». Подобные приёмы открывают создателям врата вариативности, позволяя экспериментировать с поведением и репликами реально существующих людей. Поэтому так органично в «Лете» сосуществуют противоречивые эпизоды. В одном из них Цой указывает коллегам по коллективу, что в названии группы должно быть два слога (на фоне в это время кинотеатр «Космонавт»). В другом Науменко заявляет, что придумал для ребят название «Гарин и гиперболоиды». Что это значит? Без понятия, «просто классно звучит».

В серые тона Ленинграда посредством сочетания игривой графики и атмосферного саундтрека вплетается и дух советского периода. До Перестройки ещё несколько лет, в зале Ленинградского рок-клуба нельзя танцевать и демонстрировать плакаты, а «советский рок-музыкант должен искать в человеке светлое, занимать активную социальную позицию». Вчерашний «ПТУшник с папироской» в исполнении Тео Ю своими песнями привносит в «Лето» не толику, а целый пласт любви. Любви, которая заражает героев картины с первых же кадров (недаром после исполнения «Моих друзей» и «Бездельника» пляжная вечеринка Науменко превращается в пляски у костра нагишом). Любви, которая рефреном будет растворяться в сердцах главного романтического треугольника ленты «Виктор-Майк-Наталья».

Лето 2018
Изображение: wdsspr.ru

В своей новой работе Серебренников очень удачно изменяет себе. В «Лете» нет ни грузной философии «Ученика», ни холода человеческих взаимоотношений «Измен», ни натужной театральности «Изображая жертву». Новый фильм — один из самых открытых, зрительских, простых и доступных в фильмографии режиссёра. Не пытаясь ставить глобальных задач вроде «показать точно так, как было», Серебренников подаёт зрителю тарелку, наполненную глубокой человеческой драмой до самых краёв. Драмой, конечно, очень светлой, о любви. «Самое лучшее чувство на Земле» представлено в «Лете» без низменной пошлости, излишнего эротизма и любых сексуальных подтекстов.

Любовные происки и жертвенность шагают нога в ногу с одой творчеству, причём творчеству свободному настолько, насколько это возможно в тисках советских правил и запретов. Экспрессия героев картины вкупе с музыкальным сюрреализмом в общественном транспорте (в духе «Стиляг», но с англоязычным исполнением) рождает огонь, вспыхивающий каждый раз при лобовом столкновении свободы воли с законовластием. Серебренников сталкивает два мира: в одном из них фееричный русский «Ла Ла Лэнд» показывает кузькину мать с вкраплением анимации «Скотта Пилигрима», в другом же советский Сальери (Науменко), понимая талант Моцарта (Цоя), не строит каноничные козни, а подаёт руку помощи.

Лето 2018
Изображение: wdsspr.ru

Лирический герой, который то и дело маячит с вездесущей табличкой, чередующий эти два мира, является заглавным героем творчества «Зоопарка» 80-х (о чём сценарий Михаила и Лили Идовых упоминает буквально). Воплотивший Майка на экране Роман Билык, несущий как олимпийский огонь этот образ на своих плечах, получил большую часть экранного времени. Вследствие этого не поворачивается язык назвать «Лето» байопиком о Викторе Цое и группе «Кино». Тео Ю, немецкий актёр корейского происхождения, катастрофически не похожий на Виктора Робертовича (один из первых разломов «четвёртой стены» посвящён этому факту), в то же время очень точно отразил характер музыканта — ещё рассеянного тихого ПТУшника, который занимается резкой по дереву и нуждается в ежесекундном одобрении старшего коллеги по рок-цеху Науменко. Но настоящим украшением «Лета» является Ирина Старшенбаум. Её Наталья Науменко сродни тончайшему камертону выстраивает невидимую связь между звездой рок-клуба и простоватым Витей-бездельником.

Новое творение Кирилла Серебренникова, несмотря на обстоятельства, в которых оказался его создатель, оставляет за собой шлейф из тепла, света и неискоренимой надежды. Хочется верить, что следующий свой фильм Серебренников не будет вынужден отправлять на какой-либо фестиваль на флешке, спрятанной в пирожном, как 7 лет назад сделал его «коллега по домашнему аресту» Джафар Панахи.

Опубликовано в журнале CinemaFlood

Реклама

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.