Картина, снятая по мотивам повести «Иван» Владимира Богомолова, рассказывает о 12-летнем парне, на глазах у которого убили мать и сестру. Отец Ивана погиб на фронте, и, оставшись сиротой, малец отправляется воевать и попадает в разведку советской армии.

На самом деле это совсем не приключенческое кино, у Тарковского всё гораздо глубже и многограннее. Самого детства в фильме вообще нет, ему здесь не место. Детство у Ивана отняли фашисты. Его юные годы исказила война. Во снах он возвращается к матери и сестре, мечтая подсознательно вернуться к гармоничному состоянию. Но не судьба, время ушло. В настоящем — лишь фашисты, покусившиеся на его Родину, и «тот берег» как место их дислокации с возможностью отомстить.

Иваново детство 1962
Изображение: mail.ru

Лента пропитана метафорами чуть более, чем полностью. Символизм в этом кино увидел бы даже слепой. Режиссёр-постановщик преподносит целые кадры, наполненные разношёрстными деталями, более и менее значимыми: смыслы начинают проникать в черепную коробку зрителя с первых же минут. Путешествие во вселенную военной драмы Андрея Тарковского, где ребёнок наравне со взрослыми участвует в военных операциях (а по сути ведёт персональный бой за неоправданно раннее взросление и отнятое детство) сопровождается сценами снов Ивана. В одном из них он смотрит в колодец, а мама рассказывает сказку о том, что даже днём на дне колодца, если он достаточно глубокий, можно увидеть звезду. Вода в колодце, вода в ведре, которое мама ставит перед сыном, чтобы тот напился, вода в болоте, через которое с судорогой в ноге плывёт Иван. Тайны водной глади (зеркала) хранят в себе вековую мудрость. Чистая поэтика.

Иваново детство 1962
Изображение: zagonka.ru

Аналогичных перипетий в картине предостаточно. Мотивы водных течений, в которых плещется как жизнь, так и смерть, перекликаются с положением вещей в природе, образуя незримый круговорот событий. Госпожа экзистенция наряду с метафоричностью так и норовит представить зрителю гряду рубежей, пограничных состояний, в которых пребывает главный герой — маленький человек в поэтической вселенной войны. К слову, «Иваново детство» сложно назвать фильмом именно о войне, ей здесь практически не уделено экранного времени. В то же время и без сцен грандиозных военных баталий зритель осознаёт весь ужас происходящего: вместо танков и орудий у Ивана зёрна, травинки и листья — так он запоминает количество техники в стане врага.

Иваново детство 1962
Изображение: zagonka.ru

Формация вытеснения детской травмы реализована также посредством символизма. Рассматривая репродукции немецких гравюр, мальчик придаёт изображениям негативный окрас. «Всё равно фрицы», — бросает он, перелистывая страницы. Мстит Иван и безымянному мундиру в одном из снов, ведь гнев должен иметь выходное отверстие, а иначе сгоришь изнутри. Не выпущенное вовремя «пламя» эхом гудим в постоянно прерываемой песне в исполнении Шаляпина: в каждой сцене, где начинает крутится пластинка на патефоне, песню обязательно кто-нибудь прерывает. Война у Тарковского пересекает не только географические зоны, она ещё и обрывает жизни, разрушает любовь и отнимает детство. Тысячи их, потерянных детств.

Вердикт

Достающая до самых печёнок души картина не столько о войне, сколько о жизни.
9/10

Реклама

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.