В программе «Панорама.DOC» на 26-м фестивале «Послание к человеку» представили документальную ленту Стефана Эберляйна и Мануэля Фенна «Аэропорт Пархим». Выяснил, что общего между китайским инвестором и Ангелой Меркель.

Изображение: critic.de
Изображение: critic.de

Китайский миллионер Джонатан Панг накануне финансового кризиса 2008 года приобретает заброшенную военную базу на северо-востоке Германии. В его амбициозные планы входит не просто строительство самого крупного международного аэропорта в Европе для авиасообщения с Азией, Европой и Африкой, но и целого комплекса-«города». Фантастическую идею встречают сильным порывом холодного ветра как жители Пархима, так и чиновники этого региона.

Где-то в идеальном мире замысел Панга бы приносил колоссальный доход. Международный аэропорт недалеко от Гамбурга и Берлина, авиаперевозки, проценты от операций — из уст самого инвестора добрую половину хронометража всё звучит ровно и складно. Бегая по утрам и собирая свой универсальный маленький чемоданчик, совершая перелёты между Китаем и Германием, маленький китаец живёт своей мечтой — создать крупный бизнес, восстановить экономику в регионе. К сожалению, с 2007 года, когда Панг приобрёл землю и все тогдашние сооружения на территории военной базы, до текущего момента ничего не изменилось. Документалисты Стефан Эберляйн и Мануэль Фенн отчётливо демонстрируют, как потрясающая идея стала предметом для шуток и погрязла в унылом реализме.

Изображение: dokfest-muenchen.de
Изображение: dokfest-muenchen.de

Местные сотрудники, обслуживающие аэропорт, потрясены планами Панга: десятки тысяч рабочих мест; гигантские торговые центры с товарами и услугами, за которыми будут прилетать со всеми мира; тысячи инвесторов, бегущих вкладывать свои деньги в развитие этого проекта. Сама канцлер Германии одобряет идеи миллионера — нам показывают фотографии госпожи Меркель после посадки, а также совместное фото канцлера с Джонатаном. Сохраняется некоторая таинственность в разумах авиадиспетчеров и пожарным, потому что они не понимают, какими мотивами руководствуется господин Панг. Выросший в бедной семье, ставший свидетелем голодной смерти старшего брата, Джонатан был твёрдо намерен, что называется, выбиться в люди — получил образование, заработал первый капитал, стал заниматься бизнесом. Теперь он сидит за круглым столом китайских миллиардеров и предлагает им вкладываться в будущую Мекку авиаперевозок.

Изображение: dokfest-muenchen.de
Изображение: dokfest-muenchen.de

Постепенно история становится более запутанной: план строительства по различным незначительным для европейцев причинам несколько раз не получает согласования со стороны инвестора, советник Вернер ищет возможности для выколачивания дополнительных миллионов евро то на ремонт взлётной полосы (11 миллионов евро), то на взятки для согласований (да, на загнивающем Западе просто так разрешения не выдают, такое не только в России практикуется). Торжественные речи и церемонии сменяются сценами бега Джонатана (то в Китае, то в Германии) и его передвижениями с чемоданом в аэропортах и салоне такси. Фарс нарастает, непредсказуемый инвестор, оказавшись рядом с местным рыбаком, вылавливающим раков, предлагает стать его бизнес-партнёром и узнаёт, будет ли годовой улов в районе 40-50 тонн. Когда едва сдерживающий смех немец отвечает, что в год максимум наберёт 500 кг и что никакой крупный бизнес тут вообще невозможен, зритель понимает, что внутренний мир главного героя — это его эго и бесконечные амбиции, которые не подкреплены реальными предложениями.

Изображение: visionsdureel.ch
Изображение: visionsdureel.ch

За сияющими, горящими глазами господина Панга, рассказывающего о десятках квадратных метрах будущих гостиниц, ресторанов, даже казино (в транзитных зонах, дабы не подчиняться законам Германии в отношении игорных заведений) следует лишь время, которое в «Аэропорте Пархим» движется с черепашьей скоростью. Один из сотрудников обслуживающего персонала, медленно катящий свой джип вдоль забора (ежедневная проверка на повреждений, которые могут сделать дикие животные), замечает, что для европейца «сейчас» — это значит «сейчас». Однако для Джонатана Панга «сейчас» совсем не означает, что через 1-2 дня на территорию аэропорта приедут экскаваторы, рабочие и будут рыть землю. В понимании товарища инвестора «сейчас» — это «когда-нибудь потом». Словно прожектор, со скрипом кружащийся на крыше диспетчерской вышки, картина Стефана Эберляйна и Мануэля Фенна вертится на одном месте почти весь хронометраж.

Лишь ключевая сцена уже в заключении фильма даёт хотя бы небольшое реальное понимание сложившейся ситуации. Панг посещает родную деревню, где он вырос. Там ждёт его мать (к слову, живущая в нищете, ведь сын вложил все свои миллионы евро в развитие грандиозного проекта). В одном из эпизодов Джонатан смотрит на фотографию отца и рассказывает, как узнал о том, что отец погиб в Нигерии. Между возвращением домой и продолжением дела всей его жизни он в тот момент выбрал второе. Крупный план Мануэля Фенна показывает слёзы в глазах миллионера и объятия матери. В Китае, как объясняет нам инвестор, возможно только так — или семья, или бизнес.

Опубликовано в журнале «Умная Россия»
в рамках 26-го международного кинофестиваля «Послание к человеку»

Реклама

Аэропорт Пархим / Parchim International (2015): 4 комментария

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.