Кинокомпания Arthouse выпустила в ограниченном прокате фильм «Мустанг» — дебютный полный метр Дениз Гамзе Эргювен, номинант на премию «Оскар» в 2016 году от Франции. Рассказываю, чем же примечательна эта картина и сама Дениз.

Изображение: kinopoisk.ru
Изображение: kinopoisk.ru

Жили-были в одной турецкой деревне пять сестер. Попрощавшись со своей учительницей перед началом каникул, юные леди отправились на прогулку к побережью в компании мальчишек-одноклассников, где бегали друг за другом и брызгались водой. Загвоздка в том, что некоторым взрослым (читай, хранителям консервативных традиций) такое поведение подростков кажется неприемлемым бесстыдством. В итоге по деревне ползут непристойные слухи (девочки, видите ли, терлись об мальчиков «срамными местами»), что влечет за собой перевод на надомное обучение (по сути домашний арест), принудительные уроки кулинарии и быта.

Привкус знакомого сюжета. Именно так можно назвать то чувство, когда аннотация вызывает жжение в сером веществе. «Уже было», — шепчет головной мозг, и ты понимаешь, что вот же оно, точь-в-точь «Девственницы-самоубийцы» Софии Копполы. Только Турция вместо Франции, и, если можно так выразиться, моральное самоубийство вместо фактического. Впрочем, в данном конкретном случае это никак не минус. К тому же режиссер, выпускница Национальной высшей школы аудиовизуальных искусств Дениз Эргювен явно вдохновлялась творением Копполы. Плюс ко всему отец Дениз — дипломат, поэтому в ее картине довольно выразительно сочетаются элементы двух культур, восточной и западной. Эдакая Амели Нотомб, только в кинематографе.

Изображение: film.ru
Изображение: film.ru

Тематика фильма («тварь ли дрожащая» женщина или имеет-таки права и свободы, потому что еще и личность) кажется неслучайной. Все больше представительниц женского пола, получивших образование в европейских учебных заведениях и перебравшихся в демократические страны из «строгих» шариатских государств. Все больше женщин, вкусивших ветер свободы, выросших в одних условиях, но ввиду некоторых обстоятельств воспитанных, повзрослевших под влиянием другого социального окружения. Так что совсем не удивительно, что Эргювен решилась поднять в своей ленте такую тему.

Где та грань между религиозными, культурно-нравственными традициями нации и уважением прав и свобод личности? «Мустанг» не отвечает на этот вопрос, лишь задает его снова и снова. Устами главных героинь, которые в первые 15 минут хронометража жадно глотают свободный прибрежный воздух, а в оставшиеся 70 минут оказываются не просто отрезанными от телефонной связи и Интернета (что в общем-то еще можно вытерпеть), а от собственной личности, став заложниками консервативной бабушки, Дениз задает тон кинодиалогу со зрителем и ведет его.

Изображение: thr.ru
Изображение: thr.ru

К сожалению, в «Мустанге» не все идеально. Внимательный киноман заметит некоторые огрехи сценария (впрочем, простим Дениз парочку сюжетных «дыр», дебют все-таки). Также перегибы в методе повествования в какой-то момент просто не укладываются в «чашу терпения»: закадровый голос звучит тогда, когда он не требуется, выполняя роль капитана Очевидность, в то же время когда душа требует каких-то пояснений, того самого голоса сильно не хватает.

Очень дотошно и скрупулезно подаются все «тяжести», с которыми сталкиваются юные дамы на пути к замужеству (к слову, спрашивать у девочек, любят ли они своего мужа, пришедшего свататься, никто не собирается). Возможно, кому-то это может показаться увлекательным и подробным такое представление места женщины в мусульманской системе координат. Безусловно, да. Но в категорию других «подробностей» попадают и пространные рассуждения юных девочек о том, как сохранить невинность (избежать наказания за «нечистоту») и при этом заниматься сексом с любимым. Серьезно? Это уже слишком для рейтинга 12+.

Изображение: film.ru
Изображение: film.ru

Подводя итог, хочется сказать, что «Мустанг», если закрыть глаза на некоторые не слишком тяжкие «помарки», вполне себе добротное произведение кинопрома, которое имеет шансы побороться за номинацию «Лучший фильм на иностранном языке» (кстати, герои здесь говорят исключительно на турецком языке). В отличие от тех же «Девственниц-самоубийц» лента искрит свободой, точнее безумным стремлением ее обрести. Чего творению Эргювен не достает, так это умения довести дело до конца. Дать голос девушкам Турции — это лишь полдела. Впрочем, не будем кидать камень сетовать по этому поводу. Кажется, привычка ставить запятые вместо точек — просто особенность женской натуры.

Опубликовано в журнале «Умная Россия»

Реклама

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s