В стенах кинотеатра «Люксор» в ТРК «Континент» 29 сентября прошел спецпоказ новой картины Станислава Говорухина «Конец прекрасной эпохи», снятой по мотивам сборника новелл Сергея Довлатова «Компромисс».

Изображение: kinopoisk.ru
Изображение: kinopoisk.ru

60-е, «хрущевская оттепель». Никита Сергеевич выращивает кукурузу, Булат Окуджава садится на ходу в «синий троллейбус», Высоцкий играет Гамлета на сцене Таганки, а Гагарин — первый в космосе. В этот период молодой журналист Андрей Лентулов (Иван Колесников), почуяв свободу слова, перебирается в Таллин, в Эстонскую ССР, где под чутким взором главного редактора пишет о вещах необычайной важности, таких как приезд генерального секретаря в Польшу и 400-тысячный житель эстонской столицы (обязательно «социально полноценный»). В поисках настоящего «Я» прогрессивный писатель в атмосфере «почти европейской республики», которая как-то «крутится», читает запрещенные «Грани» и слушает радиотрансляцию высадки Нила Армстронга на Луну. А еще пьет, флиртует с дамами, парится в бане и снова пьет. Впрочем, пьют здесь практически все и довольно много. По окончанию сеанса может показаться, что и зритель немного «накатил», будучи солидарным с размышлениями и диалогами персонажей.

Основу сценария первой киноэкранизации Довлатова составил «Компромисс». Изданный в 1981 году на основе журналистского опыта самого Сергея Донатовича в эстонской русскоязычной газете «Советская Эстония» в 1972–1975 годах, сборник новелл здесь тихонько расползается по хронометражу: выделить отдельные истории, конечно, можно, но совсем не нужно. Говорухин практически не обрезал и не видоизменял их содержание, за что ему, в общем-то, большое спасибо. Книжные диалоги (которых, к счастью сценаристов, у Довлатова много) мягко вплетаются в повествование. Да, один-два персонажа, отсутствующих в «Компромиссе». Да, где-то немного перекроенные беседы, из которых вылезает чуть-чуть, но другой смысл. Однако внимание среднестатистического зрителя подобные огрехи не тревожат. Он, зритель, сидит и спокойно наслаждается красивым полотном Станислава Сергеевича.

Изображение: kinoafisha.info
Изображение: kinoafisha.info

К слову, здесь действительно есть, на что посмотреть. Как и предыдущая лента Говорухина, «Конец прекрасной эпохи» выполнен в черно-белых тонах. Сложно сказать, ради чего сейчас при всех достижениях технологии снимать в ч/б. Ну, разве что убить «двух зайцев» — дополнительно погрузить зрителей в ту эпоху (хотя первые цветные телевизоры появились как раз в конце 60-х) и навесить на свою картину ярлык «осторожно, хрупкое ретро». Если Довлатов в своих новеллах старался ответить на вопрос, что же это за зверь такой — человек, выросший в одной эпохе, но не пригодившийся в новой из-за слишком своевольных взглядов на жизнь (человек думающий, как где-то в середине верно подмечает герой Федора Добронравова), то Говорухин в этом фильме… что? Захотел выдолбить в камне звание «первый режиссер, экранизировавший Довлатова»? Напомнил, что еще живой? Всколыхнул в памяти советские речёвки формата «можем повторить»?

«Конец прекрасной эпохи» крутится вокруг героя Ивана Колесникова и его (преимущественно) редакционных заданий. Метаясь между писательством (потому что оно по душе) и репортажами (которые хоть и не по нраву, но за это платят), Лентулов отдает смесью Байрона, Печорина и Вени Ерофеева из «Москва-Петушки». Эдакий сплав выливается тем (не)критическим уровнем харизмы, которого и ожидаешь от подобного коктейля образов благодаря актерской игре Колесникова (к слову, хорошей такой игре). Вот только наивная бравада про тюрьму кажется перегибом. «Если в этой стране быть писателем — преступление, то мое место в тюрьме!». Что за поучительский тон в наше-то время? Товарищ режиссер, вы же это несерьезно, правда?..

Изображение: film.ru
Изображение: film.ru

Большую долю юмора и, как следствие, повышенное внимание забрали на себя второстепенные герои. Например, Сергей Гармаш в эпизоде с обсуждением «Граней» и «кормлением» Лениным, а также Лембит Ульфсак, сыгравший врача родильного отделения, который мечется в поисках 400-тысячного жителя Таллина «правильной» национальности. К сожалению, мало экранного времени у героини Светланы Ходченковой (не будем ругать Говорухина за это — тут его вины нет, это творческое решение Довлатова), ее Марина толком и не раскрылась.

«Конец прекрасной эпохи» для кого-то может быть своеобразной «реабилитацией» после не очень удачного «Weekend». Для других фильм окажется приятной ностальгической балладой (вероятно, для более старшего поколения, которому действительно есть, по чему ностальгировать из 60-х). В фильмографии самого Говорухина это, несомненно, одна из нетипичных картин. Но все же не хватает в ней чего-то живого. Один эпизод сменяет другой, хочется уже уйти от «дней минувших» и увидеть аллюзии на день сегодняшний, а их все нет. Вот уже и Лентулов садится в поезд «Таллин–Ленинград», а режиссер возмутительно бурчит и продолжает плескаться в сауне брежневского застоя.

Изображение: film.ru
Изображение: film.ru

«Искусство поэзии требует слов», — писал Бродский. Искусство кино тоже немало чего требует. Например, глубины, которой начисто лишен «Конец прекрасной эпохи». Души, если хотите. Станислав Сергеевич, вы же взялись экранизировать произведение «выдающегося литературного явления второй половины 19-го 20-го века», уважаемый. Ну ничего, «погрустит и забудет».

Опубликовано в журнале «Умная Россия»

Реклама

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.