26 сентября в рамках 25-го международного кинофестиваля «Послание к человеку» в программе «Кино сверхреальности» был представлен фильм режиссера Жака Одиара «Дипан», обладатель Золотой ветви Канн-2015. Тот случай, когда кино тычет палкой в теперь уже острую социальную проблему беженцев и эмиграции.

Изображение: kinopoisk.ru
Изображение: kinopoisk.ru

Для Жака Одиара «Дипан» завоевал уже третий в коллекции наград приз в Каннах. После авантюрного, криминального «Пророка» про становление личности персонажа Тахара Рахима в тюрьме и за ее пределами (большой приз жюри в Каннах-2009) и пронзительной, душещипательной мелодрамы «Ржавчина и кость», где «оскароносная» Марион Котийяр пытается начать новую жизнь после ампутации ног (три «Сезара»: лучший саундтрек, лучший монтаж, лучший адаптированный сценарий), сын известного французского сценариста и режиссера Мишеля Одиара решил вернуться в русло истинной социальной драмы.

Дипан — новое имя одного из членов тамильского повстанческого движения «Тигры освобождения Тамил-Илама». Этому мужчине, а также незнакомой женщине и маленькой девочке предстоит выучить легенду о семье тамилов, бегущих с острова после окончания гражданской войны. Вот только загвоздка в том, что эти трое — вовсе не родственники. Приехав в столицу Франции, «семья» поселяется в пригороде, сам Дипан устраивается на работу смотрителем. Но тихая жизнь длится недолго.

Изображение: cine.nl
Изображение: cine.nl

Чтобы чуть лучше понимать, о чем идет речь, стоит упомянуть об исторической подноготной картины Одиара. В 80-х годах прошлого века наибольшую часть населения острова Шри-Ланка составляли две народности — сингалы (~73–75%) и тамилы (~20–22%). Большинство (в данном случае в лице сингальского правительства) под разными предлогами притесняло тамильское меньшинство практически во всех сферах жизни. В 1976 году в стране образовалось движение против дискриминации тамильского населения «Тигры освобождения Тамил-Имама» («Тамильские Тигры»), лидеры которого ратовали за создание независимого тамильского государства на острове. С 1983 по 2009 между правительственными войсками и «Тиграми» шла ожесточенная гражданская война, которая унесла, по разным подсчетам, от 80 до 100 тысяч человеческих жизней.

«Дипан» напрямую не дает отсылок к вышеупомянутым событиям, а показывает лишь последствия в виде эмиграции в Европу беженцев, большую часть которых составляли экс-бойцы «тамильских тигров», сжигающие свою униформу, а также разрушенные семьи, у которых не осталось ни крова, ни кормильца. Ужасы войны глухим эхом проскальзывают на заднем фоне, оставляя для зрителей лишь картину (не)бытовых сложностей, с которыми сталкиваются наши герои при переезде в Париж.

Изображение: amongstfriends.nl
Изображение: amongstfriends.nl

Врать на беседе с сотрудником миграционной службы о том, что ты — журналист, а не беглый повстанец, не знать французского и ошибаться при раскладке почтовых отправлений, использовать агрессию как последнее средство для борьбы с одиночеством среди сверстников — каждый в новой «семье» Дипана, включая его самого, очень аккуратно «ступает по грезам». Трех чужих людей объединяет одно чувство. Нет, не попытка сымитировать счастливую ячейку общества, лишь бы казаться как все и побыстрее «вклиниться» во французский социум, а огромный страх быть депортированными обратно. В страну, которая убила твоих жену и ребенка, потому что ты «тамильский тигр». В страну, которая сожгла школу, чтобы дети тамильцев не получили образование. В страну, которая с большой долей вероятности раздавит тебя как клопа просто потому, что ты не большинство. Потому что ты не сингал.

Примечательно, что Одиар для своей картины подобрал непрофессиональных актеров, которые прекрасно воплотили заложенные сценарием образы. Основной центр притяжения — это, конечно, Джесутасану Антонитасану, который на самом деле является бывшим бойцом тамильского сопротивления, который после войны уехал в Европу. Отдать должное стоит и оператору Эпонину Момансо, который до «Дипана» участвовал в съемках лишь нескольких короткометражных и документальных фильмах. Во время кульминационной сцены борьбы за семейные ценности (в этот момент было очень тяжело обойтись без спойлеров, но все-таки получилось) камера, что называется, творит чудеса в тандеме с небольшой долей спецэффектов и брутальным Дипаном.

Изображение: legenoudeclaure.com
Изображение: legenoudeclaure.com

Российский зритель сможет увидеть эту социальную драму на большом экране лишь с 3 декабря благодаря Arthouse, о чем Сэм Клебанов, президент кинокомпании, сообщил зрителям кинотеатра «Аврора», взяв приветственное слово перед началом сеанса. Нет сомнений, что у ленты Одиара найдется свой зритель в т.ч. и в России. Тем более сейчас, когда в новостных сводках появилась вторая (после Украины) горячая тема — тысячи беженцев, бегущих от войны в Сирии. Где они будут жить, кем станут работать? Как будут вести себя в новой для них стране — попытаются выстроить свое закрытое гетто или постараются войти в текущий уклад жизни европейцев? Ответы на эти вопросы предстоит узнать всем нам и, вероятно, совсем скоро. А фильм «Дипан» между тем напоминает людям о самом главном: человек всегда должен оставаться человеком, что бы ни случилось. Кажется, люди стали забывать даже о таких простых вещах.

Опубликовано в журнале «Умная Россия»
в рамках 25-го международного кинофестиваля «Послание к человеку»

Реклама

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s