Признаюсь, с самого начала (с того момента, когда я увидел первый трейлер фильма) я относился к этому кино довольно скептически — все-таки тематика Крыма и Великой Отечественной в совокупности с поддержкой Минкульта и Фонда Кино сразу же навевает мысли из разряда «очередной эпизод освоения бюджетных денег» и «еще одна пропагандисткая фигня в стиле “Олимпиус Инферно”». На деле же оказалось, что не все так однозначно. Мои критические ожидания были разрушены и растоптаны, а их место заняли яркие, позитивные впечатления. И гордость за то, что в истории твоей страны были такие важные персоналии как Людмила Михайловна Павличенко.

Постер

О самой успешной женщине-снайпере в мировой истории до этого фильма я не знал ровным счетом ничего. И на выходе из кинотеатра поймал себя на том, что мне стыдно за это незнание. Да, я не историк по образованию, я не читал десятки книг о Великой Отечественной Войне, я… (тут должно быть еще десятка два оправданий, но я, пожалуй, воздержусь), но тем не менее не знать совсем ничего о таких людях кажется мне не вполне нормальным.

«Битва за Севастополь» представляет на суд зрителям отрывок из жизни Людмилы Павличенко с 1937 по 1957. Будучи дочерью офицера НКВД, Людмила с детских лет воспитывалась со всей строгостью и резкостью, на которую был способен военный, желающий вырастить мальчика (даже если родилась-таки девочка). Празднуя поступление в университет, Павличенко со своими друзьями попадает на стрельбище и занимает 1-е место, выбивая 47 очков из 50 возможных. Такой невиданный доселе результат (удивительно же, молодой стрелок-женщина!) быстро доходит до людей в погонах и вот уже некий человек в форме стоит в кабинете ректора и оповещает новоиспеченную студентку, что талант, дескать, надо развивать, поэтому «мы отправляем вас на 6-месячный курс мастеров точного выстрела, вот повестка, получите-распишитесь». Ну а дальше война…

Надо отметить, что сам факт выхода этого фильма в прокат — это своего рода победа над политической ситуацией настоящего времени. На дворе 2015 год, на востоке Украины идет братоубийственная война, российские и украинские политики и СМИ день за днем изо всех щелей клеймят друг друга фашистами и агрессорами, а виновата во всем Америка и Барак Обама. И вот в текущей обстановке и в России, и в Украине на экранах кинотеатров появляется фильм совместного производства двух стран от украинского режиссера, закончившего в свое время московский ВГИК. Мало того, что и съемочная группа, и актерский каст смешанные, так еще и американцы здесь представлены не дикими животными (как, например, канадцы в «Легенде № 17»), а адекватными, гуманными людьми, которые не меньше остальных выступают против фашисткой агрессии. Просто не укладывается в голове, каким образом этот фильм пробил себе путь на экраны. Но он-таки сделал это. Тот случай, когда искусство сильнее политики.

Малоизвестный для российского зрителя Сергей Мокрицкий взялся реализовать этот проект с целью создать кино о войне для публики, которая плюется от вырви-глаз-спецэффектов «Сталинграда» и хвалит «Врага у ворот». Задача повышенной сложности, на мой взгляд, но режиссер с ней справился. Именно поэтому совсем не хочется критиковать витиеватый сюжет и некоторые исторические неточности (пусть историки займутся этим более детально). В картине Мокрицкого присутствует неподдельное благородство, которое стоит явно на ступеньку выше любых киноляпов — тем и ценна «Битва за Севастополь».

Одна из проблем этого кино — его название. Как это часто бывает у тех, кто ответственен за правильный маркетинг кинопродукта, название фильма (его лейбл) в данном случае совсем не отражает замысел, который создатели вложили в эту кинокартину. Ни ВОВ, ни Крым, ни непосредственно оборона Севастополя (к слову, трагический эпизод Великой Отечественной: город сдали, командование эвакуировали, а рядовых защитников города оставили умирать) не являются здесь центральной темой. Украинское название фильма («Незламна», что в переводе на русский «несокрушимая») оказалось гораздо ближе к сути.

В истории кинематографа (как отечественного, так и зарубежного) не так часто (по сравнению с общей военной тематикой) рассказывали о снайперах. Понятие это очень двусмысленное: ты вроде герой, потому что прикрываешь свои войска из незаметной позиции, выводишь из строя офицеров противника, а также охотишься на вражеских коллег-снайперов, но в то же время твой авторитет растет пропорционально количеству трупов, значит ты в т.ч. и убийца, ты видишь свою цель детально в оптический прицел (в отличие от того же артиллериста или минометчика). Очень легко расшатать главного героя от одной стороны условного маятника до другой, посему так мало по-настоящему стоящих фильмов об этих ребятах. Разве что недавний «Снайпер» Клинта Иствуда очень подробно раскрыл психологические тяготы, с которыми неизбежно сталкивается стрелок.

У Людмилы Павличенко нет фальши, гламура или грубости — ни в ее действиях, ни в характере, ни где-либо еще. Она становится снайпером, который убивает фашистов не за Сталина и не за Родину, а потому что отец-НКВДшник дал путевку в жизнь посредством соответствующего формата воспитания. Никаких ухажеров, никакой оперы — ей стыдно отсиживаться в городе, для нее война — не место для трусов, а место, где ей, прошедшей курсы стрелков, необходимо быть. Вместо стереотипного патриотизма, навеянного недавним «Батальоном», у снайпера Павличенко играет азарт в процессе сбора жетонов со своих жертв и адреналин во время смены дислокации без приказа. Настоящая Леди Смерть (309 убитых немцев), — такое прозвище Людмила получила в Америке от журналистов, она приехала добиваться открытия второго фронта в составе советской делегации.

Мокрицкий также предлагает взглянуть на еще одну сторону личности Людмилы — символизм. На пике своей славы ее, лежащую на больничной койки после ранения, поднимают и заставляют фотографироваться с винтовкой недавно почившего командира и улыбаться. Потому что «Павличенко у нас теперь символ, а символ нельзя комиссовать» ©. Едва оправившуюся после очередного ранения, Людмилу сразу же отправляют на задание — найти и уничтожить одного из лучших немецких снайперов. Символ не может уйти на покой. Нельзя. Не по уставу.

Такую Павличенко зритель может увидеть на экране благодаря блестящей актерской игре Юлии Пересильд. Это по-настоящему яркая актриса смогла создать образ инфантильной и очень несчастной женщины на войне, которая в свою очередь отбирает у нее любовь в собирательном образе трех мужчин Людмилы — серьезного майора Макарова (Олег Васильков), романтика Леонида (Евгений Цыганов) и неуклюжего доктора Бориса (Никита Тарасов). Эти эпизодические герои нужны фильму ради пробуждения чувственности женщины-снайпера через переживание нечеловеческих страданий, выпавших на ее долю. Как раз-таки сила и стойкость Павличенко, помноженная на боль, которой пропитан каждый эпизод фильма, и является центральным звеном «Битвы за Севастополь».

Некоторые персонажи выбиваются из общей канвы сюжета. Кажется, что они совершенно не вписываются в тон, заданный режиссером, но это не совсем так. Например, пожилая Элеонора Рузвельт (Джоан Блэкхем), пусть ей и чужды тяготы войны, соприкасается с ними посредством знакомства с мисс Павличенко. И начинает понимать и (что важнее) чувствовать, что же это на самом деле такое война — тут тебе и контузия, и ужасающие шрамы, и «ты не женщина, ты советский солдат». К слову, этот фильм в некоторой степени демонстрирует проблемы феминизма, что, по моему мнению, довольно опасно в текущей обстановке. Еще не утихло нытье Беллы Рапопорт и не отгремели воодушевляющие фанфары Екатерины Патюлиной, так что не хватало еще одного эпоса на тему притеснения женщин/сексизма в Великую Отечественную.

Отдельного абзаца заслуживает саундтрек, в частности потрясающий ремейк Кукушки в исполнении Полины Гагариной и песня Океана Эльзы Обiйми в исполнении Святослава Вакарчука. Эти две композиции безупречно вплелись в происходящие на экране события так, что мне трудно представить, что в этих эпизодах могло звучать что-то другое.

«Битва за Севастополь» — очень хорошее кино о Личности на войне. Это не шедевр и не картина для фестивалей, но тем не менее фильм намного лучше убогих творений Михалкова и Бондарчука. Несколько дней назад я писал о том, что мне бы хотелось увидеть на экране то, чем я мог бы гордиться. Спасибо, я наконец-то это увидел. Минимум пафоса и спецэффектов, вместо них — пацифизм, тепло и настоящая человеческая отдача как создателей, так и актеров. Хочется отметить, что если бы из фильма вырезали все боевые сцены, атмосфера войны все равно бы осталась. Она буквально витает в воздухе даже без залпов орудий и очередей пулеметов, начиная от сцены на стрельбище, заканчивая аплодисментами западных журналистов после заявления Павличенко о том, что мужчины прячутся за ее спиной. Именно эта атмосфера и делает совершенно аполитичную «Битву за Севастополь» душевным и воодушевляющим кино, трогающим за душу.

Реклама

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.