Я очень спокойный человек. Обычно я веду себя довольно адекватно, нормально выстраиваю общение с интересными мне людьми и крайне редко с ними конфликтую. Тем не менее в процессе коммуникации нередко возникают ситуации, после которых хочется буквально рвать и метать. В такие периоды меня переполняет гнев. Самой актуальной в настоящее время ситуацией является «развод на слабо» в контексте упоминания моей профессиональной принадлежности. Заключается он в том, что примерно каждый третий (грубая статистика), кто хотя бы краем уха слышал о том, что сферой моих интересов в психологии являются эмоции и поведение, непременно хочет демонстрации моих умений и навыков на себе. Народ начинает задавать разнообразные вопросы и пытается понять, что не так в его желании и почему я раздражаюсь. О том, что именно не так, я и хочу написать. Чтобы больше к этому не возвращаться.

Анализ эмоций и поведения — это одно.  Дедукция и абдукция — совсем другое. Поэтому сразу придется расстроить тех, кто хочет видеть во мне Бенедикта Камбербэтча Шерлока Холмса — нет, я не британский детектив-консультант. Кстати, вместе с почитателями дедуктивных умозаключений в этом же котле должны вариться и все те, кто ассоциирует эту сферу моих интересов с образом доктора Лайтмана из Lie to Me. Признаюсь, этот герой мне симпатичен, как и его методы работы (я даже сделал сводную таблицу из всех его реплик-тезисов, отфильтровав художественную недостоверность благодаря научным источникам), но будем смотреть правде в глаза — в реальности так могут работать камеры (к примеру, в аэропортах и в казино Лас-Вегаса). Живых людей, способных работать с той же быстротой реакции, скоростью анализа полученной информации и выдачи перечня рекомендаций в отношении объекта, крайне мало. Именно рекомендаций, это не опечатка.

Многие почему-то думают, что их эмоции и поведение (исключительно текущее, в настоящее время) могут сказать буквально все, вплоть до того, какие цветы они собирали на детской площадке в первую прогулку на лужайке около детского сада. Вообще люди, которые задают издевательские вопросы о своем детстве в надежде, что я расскажу что-то новое об этом периоде их жизни, особенно раздражают. И я сейчас не говорю о людях, которых знаю хоть какой-то период времени (допустим, 5-6 месяцев периодического общения) — с ними совсем другая история. Я сейчас именно о тех, кого вообще не знаю. Фактор давнего знакомства отменяется и, как следствие, возможность сличать поведение в различных условиях исчезает. Но дело даже не в том, есть ли у меня такая возможность в принципе или ее нет. Копаться в собственном детстве — это удел самого анализанта, даже не психоаналитика. Впрочем, мой гнев делает небольшую скидку тем, кто в курсе, что я знаком со многими трудами Фрейда. Но прочитать и осмыслить научный труд — это одно, а быть практикующим психоаналитиком — опять же, совсем другое. Мне до психоаналитика как до Луны.

Предположение о том, что по взгляду вверх-влево, поднятой брови, высунутому языку и прикушенной губе (или вообще любой хаотичной совокупности внешних признаков) я сделаю о ком-либо вывод, что он болен или здоров, врет или говорит правду, психопат или адекват, полностью лишено здравого смысла. Делать выводы — неправомерно, вероятность ошибки зачастую составляет 60-70%, именно поэтому лепить на окружающих ярлыки и штампы по меньшей мере глупо. К сожалению, когда я только-только закончил знакомиться с трудами психологов и физиогномистов в этой области, я делал эту ошибку постоянно, все время забывая о том, что целесообразно выводить рекомендации (именно на это слово я обратил внимание выше) о возможном вероятном поведении или реакции человека, а не выводы о субъекте. Сейчас этот период уже закончился и я всячески пресекаю любые провокации со стороны. Каждый раз, когда кто-либо просит сделать вывод о поведении или намерениях другого человека, приходится разъяснять. С одной стороны (с моей колокольни), подобные уточнения — теперь уже банальщина. С другой стороны, трата времени. Хотя когда-то приходилось объяснять людям разницу между научной и житейской психологией — вот это были баталии.

Лучше всего люди на фотографиях получаются тогда, когда не знают, что их снимают. Думаю, глупо объяснять почему. И по этой же причине глупо объяснять, почему вероятность рассказать человеку что-либо о нем на основании его эмоций и поведения после получения соответствующего запроса будет крайне мала. Потому что, хотите вы этого или нет, после выпада «расскажи обо мне» начнется акт притворства. Вы будете закрываться. Стесняться. Демонстрировать ложные образы. Контролировать мышцы лица и других частей тела. Скорее всего, у вас сейчас возникла мысль «нет, ничего подобного, я же хочу узнать о себе что-то новое, поэтому буду собой». Не беспокойтесь, отрицание — защитный механизм. Нормальная реакция. Ваше бессознательное совсем не хочет, чтобы кто-то копался в деталях информации, которая демонстрируется посредством неосознанных элементов поведения (в основном — невербально), посему будет готово к максимальному сопротивлению и маскировке. Конечно, в такой ситуации меня могут выручить микровыражения, но это поможет разве что выявить правду/ложь в отдельных моментах вашей скованности. Во всяком случае, это единственное их свойство, описанное Экманом. Именно по его тренингам я и учился.

Вторая самая распространенная ошибка в процессе верификации эмоций и поведения окружающих, которую я допускаю, к сожалению, до сих пор — так называемый капкан Брокау. Вот тут в игру и вступает фактор давнего знакомства — чем дольше ты знаешь человека, чем чаще он находится в поле твоего зрения, чем больше ты за ним наблюдаешь, тем меньше вероятность угодить в этот дурацкий капкан игнора индивидуальных особенностей поведения. Как я уже объяснял не так давно одному человеку, которому посчастливилось избежать моего приступа гнева (до сих пор удивляюсь, как это так получилось), субъект, к примеру, может дергать правой бровью в процессе коммуникации и я могу сделать некий вывод допустить некую вероятность, что в процессе сопоставления других внешних признаков я сформирую некую рекомендацию к его возможному поведению, но она окажется неверной. Потому что у человека нервный тик (например), это его индивидуальная особенность, а не внешний признак, который нужно иметь ввиду при верификации. Исключить индивидуальные особенности из поля факторов анализа зачастую не представляется возможным без минимального общения с человеком.

Как я уже пояснил, основные навыки распознавания и анализа базируются на теории Экмана, в частности — на системе кодирования лицевых движений FACS. Если вы бывали в Америке после 2001 года, то с вероятностью 99% на вас смотрела камера с модулем FACS — эта технология получила популяризацию после теракта 11 сентября, ее внедрили аэропорты практически во всех штатах Америки. Насколько она эффективно работает — вопрос сложный и спорный, конечно. К сожалению, никаких зарубежных исследований на эту тему (в т.ч. у компании-разработчика Paul Ekman Group) я не раскопал. Отдельно для эмоций Экман с партнером создали модификацию EmFACS, в которой все типы лицевых вариаций шифровались определенным кодом для удобства использования. Сейчас эту систему вроде как усовершенствовали (ура, технологии не стоят на месте) и новые тренинги используют уже нечто иное, с чем я не знаком. В первое время я вел специальный блокнот, в который подглядывал во время прохождения тренинга, потом привык и более-менее освоился. Именно лицо несет на себе бремя основного источника информации, поэтому на его изучение я и отвел наибольшее количество времени. В отличие от других частей тела, которые можно банально скрыть одеждой (тем самым усложнив анализ), лицо практически всегда доступно.

Так вот, к чему я все это пишу… В те моменты, когда окружающие могли наблюдать, как я что-то бурчу себе под нос после того, как посмотрел на них, скорее всего я проговаривал шифры, сопоставляя их вслух. Так продолжалось достаточно долго, я старался делать это в уме, но сбивался. Потому что кто-то подходил ко мне, посмеиваясь, спрашивал, почему я что-то шепчу. Или что я там напеваю. Или просто прерывал меня, начиная говорить о чем-то своем. Чтобы вы понимали, как я вас всех (кто делал и делает вышеописанное) ненавижу, представьте, что таблица умножения, которую все мы учили в начальной школе — это не стандартные 10х10, а огромное полотно с кучей граф, где необходимо соотнести, движение это одной мышцы или группы мышц; насколько движение интенсивно; есть или нет симметричность; двигались ли щеки/брови/губы/подбородок/нос; двигалась ли голова, куда; двигались ли глаза, куда?; какую часть лица я не видел (отсутствие контакта — самый ад вообще); был ли кивок/сглатывание/жевание/дрожь и т.п. Чуть не забыл сказать, что: у вас есть от 1 до 10 секунд максимум; эмоции меняются; чистых эмоций практически не бывает, в большинстве случае эмоции смешанные.

Для уровня «не совсем лох» в этом направлении мне понадобилось около 3 лет. Естественной группой для тренировки и экспериментов стали люди, которых я мог наблюдать часто и долго — коллеги на работе и сокурсники в институте. В основном все же сокурсники, ибо на работе риск ошибки много больше. Во время учебы приходилось очень трудно во время тренингов — в те периоды, когда нужно быть собой, мне необходимо было «выключать» верификацию и сопутствующую корректировку поведения (подстраивание), с этим возникали напряги, из-за чего впоследствии появлялись небольшие сложности во взаимопонимании с некоторыми одногруппниками. Впрочем, все это уже в прошлом — сейчас образная кнопка on/off работает более чем исправно. Эксперименты я ставил исключительно на себе, поскольку делать негласные эксперименты без одобрения окружающих как минимум не очень этично.

Безусловно, мне интересно заниматься всем этим и развивать навык и дальше. Пол Экман потратил на одни лишь исследования 50 лет, а у меня вся жизнь еще впереди. Эти знания приносят пользу и мне (в частности, на работе во время консультирования на переговорах, а также при анализе «сложных» кандидатов при приеме на работу), и окружающим (я общаюсь/не общаюсь с вами).

Когда в следующий раз вам захочется узнать что-нибудь новое о себе, не нужно испытывать меня. Пожалуйста. Спасибо.

Ты же психолог, расскажи обо мне ©: 7 комментариев

  1. Знаешь, я сейчас не по теме выскажусь, хочется поделиться своим собственным наблюдением. В последний период времени (может последние месяца 3-4-6) твой уровень написания текстов значительно повысился! Мне и раньше нравилось читать твои обзоры и просто мысли, но сейчас это стало приносить какую-то разновидность эстетического удовольствия. Интересно, грамотно, логично. Здорово, одним словом.

  2. Тебе бы в личные помощники какого-нибудь вышезада, и ты научишься считывать любого человека за 15 минут, хотя иногда 15 минут — это роскошь, а выживать приходиться.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.