С 19 февраля в российский кинопрокат ворвалось «Племя» Мирослава Слабошпицкого. История о слабослышащих людях, вынужденных жить в маленьком и закрытом для чужаков царстве со своими правилами и нормами, не оставит равнодушным даже самого черствого зрителя.

Осторожно, 18+

Постер

С первых же кадров «Племени» понимаешь — режиссер бросил очень дерзкий вызов, представив на суд кино без лишних слов. Вообще без слов. В этом кинопроизведении нет ни перевода, ни субтитров. Звуковое оформление также практически отсутствует. Впрочем, к этому быстро привыкаешь, отсутствие звуков не вызывает сильного дискомфорта в процессе восприятия: тем и ценен язык кинематографа, его необязательно понимать буквально, словами можно пренебречь.

Слабошпицкий в своем дебютном полнометражном фильме показывает быт и устройство одного украинского интерната для слабослышащих детей, где они живут, учатся и в свободное от уроков время постигают законы суровой реальности. Погружение в эту реальность происходит постепенно. Солнечный день, бантики первоклассниц, первый звонок. Как будто обычная школа. Мир без слов полон разнообразными эмоциями и чувствами, во главе которых в этой картине становятся боль и ненависть. Порядки в Племени приобретают наиболее ясные очертания в первой части фильма. Тюремные манеры, «дедовщина», проституция, грабеж и насилие — ежедневная обыденность для членов сообщества интерната.

Главный персонаж, Сергей, в начале фильма предстает в образе тихого, зажатого и скромного подростка, пришедшего в школу-интернат 1 сентября. После прохождения ритуала инициации на протяжении всего фильма ему придется отвечать самому себе на вопрос, «тварь ли он дрожащая» или нет. Обладая важными характеристиками (физическая сила, подготовка, опыт драк), он потихоньку встраивается в ритм и уклад жизни Племени. Однако у Сергея имеются и «недостатки» — его морально-нравственные установки мешают ему стать по-настоящему «своим». Вот он колеблется перед тем, как ударить лежачего во время грабежа, робеет при общении со школьницами-проститутками, еще и влюбляется в одну из них. Как известно, когда приходит любовь, все выходит из-под контроля. Мироустройство Племени летит ко всем чертям еще глубже в ад.

Добравшись по «карьерной лестнице» до роли сутенера, Сергей решает купить любовные утехи у собственной «девочки». Но одним актом дело не ограничивается. Вот он уже не отпускает ее на привычный заработок в кабину дальнобойщика. А позже разрывает ее загранпаспорт с итальянской визой, так необходимый для путешествия в Италию (то ли на отдых, то ли на работу). Расплата за неповиновение законам стаи неминуема. Члены Племени решают проучить выскочку, однако наш герой ставит точку, этой же ночью заглянув в комнаты к своим обидчикам. Потрясающе сильный, дерзкий и жестокий финал.

В фильме есть несколько крайне откровенных сцен, посвященных развитию любви между центральными персонажами. От зарождения до затухания любовь тонкой нитью опутывает хронометраж «Племени». Помимо откровенности, здесь имеются и крайне жестокие, тяжелые эпизоды, во время просмотра которых непроизвольно хочется или отвернуться, или как минимум закрыть глаза и до финальных титров их не открывать. Так что слабонервным и беременным лучше не смотреть это кино.

Примечательно, что режиссер врубает-таки звук в фильме, но всего дважды, в наиболее знаковых моментах. Первый раз это нечеловеческие стоны школьницы, пришедшей на аборт к молчаливой женщине. В жутковатых домашних условиях отточенными жестами хозяйка связывает ноги желающей извлечь плод девушке, создавая подобие гинекологического кресла. Дальше все просто и понятно. Без лишних слов, но с душераздирающим криком и поэтапными подробностями процесса. Если бы эту 10-минутную сцену показывали в школах (к примеру, накануне выпускного балла), фразы «нежелательная беременность» и «безопасный секс» приобрели бы для будущих поколений совсем иной смысл. Навсегда.

Второй раз режиссер включает звук в мастерской, на уроке труда. Учитель (он же водитель, курирующий работу сутенера и школьниц, торгующих телом) следит за процессом изготовления учениками молотка. Все это происходит под звук токарных станков и напильников. Сергей через какое-то время именно своим молотком (который учитель преподносит классу в пример) совершит акт возмездия над мерзким (за)водилой.

«Племя» неизбежно проникает в зрителя, пробивает его насквозь. Оно не отпускает, как бы ни хотелось избавиться от памяти жесточайших радикальных эпизодов. Фильм о слабослышащих людях «кричит» в числе прочих и о непосредственной проблеме адаптации этих людей в современном социуме. К сожалению, в нашем российском обществе о неугодных проблемах принято умалчивать. Быть может, это послужило одной из причин, почему украинское «Племя» вышло в России крайне ограниченным прокатом.

Это очень тяжелое кино. Но посмотреть его крайне важно. Если по каким-то причинам просмотр для вас невозможен, сложите эстонский «Класс» Ильмара Раага и российский «Класс коррекции» Ивана Твердовского, выключите звук и научите актеров языку жестов — вы получите пусть и блеклое, но хоть какое-то представление о том, что такое «Племя». Удивительно сильное и состоявшееся во всех отношениях кино, которое по своей выразительности и смысловой наполненности даст фору большинству отечественных и зарубежных кинолент.

Специально для ОКОЛО
Оригинальный текст статьи доступен по ссылке

Реклама

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.