5 февраля в России стартовал прокат социальной драмы Андрея Звягинцева «Левиафан». Режиссер представил на суд отечественного зрителя жесткую притчу о взаимоотношениях государства, церкви и гражданина.

Постер

К большому сожалению, слив «Левиафана» в сеть после вручения ему «Золотого глобуса», вместе с волной допремьерных обсуждений, фактически убил всю потаенную драматургию этой кинокартины. Все, кому не лень, стали участниками обширной полемики, критики и/или восхваления фильма. В шквале отзывов и рецензий на первый план вышли политика, русофобия и другие косвенные факторы, которые настолько далеки от кинематографа, насколько, наверное, Земля далека от Плутона. Вряд ли активное обсуждение фильма с этих сторон пошло ему на пользу.

Жил да пил в своем родовом гнезде Николай (Алексей Серебряков). Поселился он в глухом краю, явно забытом Богом и слыл в округе мастером на все руки. Первый брак у Коли не сложился, зато в дальнейшем заполучил он себе молодую красавицу-жену (Елена Лядова). Отношения в семье сложные: Рома (Сергей Походаев), сын от первого брака Николая, оскорбляет мачеху, потому что «не мать она мне» и большую часть сюжета предпочитает отсутствовать дома, «убивая» время за распитием пива у костра в разрушенной церкви. Вдобавок ко всему дом у Николая хочет отобрать власть в лице мэра (Роман Мадянов). На помощь товарищу приезжает московский адвокат, армейский приятель Дмитрий (Владимир Вдовиченков) и предлагает свой план действий под кодовым названием «Фаберже».

Первое, на что обращаешь внимание в «Левиафане» — это, конечно, пейзажи. Работа оператора Михаила Кричмана поистине достойна самых высоких оценок. Михаил давно в команде Звягинцева, он был операторов всех его полнометражных фильмов — возможно именно поэтому зрителю предстаёт настолько четкая и ясная картинка, позволяющая смотреть на мир глазами героев фильма. Как минимум, ради удивительной операторской работы необходимо смотреть это кино на большом экране, по-другому просто невозможно оценить величавые пейзажи крайнего Севера, а также прелесть местной флоры и фауны.

Как валяются на берегу омываемые морем кости выброшенного на берег то ли кита, то ли неведомого чудовища (левиафана?), так социальный драматизм, с которым Звягинцев подошел к реализации этого проекта, категорично и резко оголяет «черные пятна» общества — алкоголизм, коррупцию, бюрократию, формальную религиозность и отсутствие морально-нравственного «фундамента» гражданина. Режиссер берет на себя роль вселенского врача, решая выдать современному обществу листок с диагнозом. Однако ни о каком «лечении» речи не идет, никакого света в конце тоннеля «Левиафан» не предлагает. Разве что ампутацию конечностей. Или эвтаназию, если угодно. Именно это и вносит в умы широкой публики диссонанс и является одной из главных причин возникающих противоречий и разногласий между «лагерями мнений».

Подтекст, который Звягинцев несет в массы (а может быть, делает вид, что несет), довольно прозаичен. Нет тут никакой банальной морали «овцы и пастуха», нет примитивного жизнеподобия. Дело ведь не в мерзком мэре-коррупционере и его подельнике из православной церкви, желающих возвести храм буквально на костях. Режиссер ведет к простой и понятной идее — «с вами нужно как с дерьмом, вы же дерьмо, заслуживаете то, что имеете». И тут же доказывает свою теорию, «подкладывая» жену главного героя под его друга. «Так не бывает, это нереалистично!», — прокричат сторонники теории «все, как в жизни». «Как это мерзко и непорядочно!», — выскажутся поборники морали. «Это Левиафан, детка!», — отвечает всем Андрей Звягинцев.

Режиссер буквально за руку ведет зрителя по барханам своего произведения, очень аккуратно приоткрывая запертые или заклинившие двери-характеры своих героев, а вместе с ними — общий концепт истории. Кого-то затянутость в 2 часа 40 минут может раздражать, но ничего не поделаешь, поэтому, товарищи, наберитесь терпения — и так убрали сцены насилия и секса под «cut». Схема саспенса, редставляющая собой простейший механизм Джона Уотсона «стимул–реакция», используется Звягинцевым для реализации грандиозного обмана. Длительные ожидания развязки завершаются шикарными кадрами природы и черным экраном. Твист удался, челюсти отвисли. Не нужно никаких изображений ужасов российской глубинки, не требуется показывать груды пьяных тел и литры водки — все это уже было. Цепочка несчастий, «божественных испытаний», которые легли на плечи Иова-Серебрякова, приводит к апофеозу российской духовности и безысходности общества в целом.

Вообще, что касается библейской истории Иова, которая в «Левиафане» перенесена на наши реалии и даже буквально пересказывается одним из героев в диалоге с Николаем, она кажется витающим в воздухе рычагом морализаторства, за который ни один из героев фильма не берется. В Ветхом Завете беды, которые происходят в жизни Иова — испытания, посланные Богом, чтобы проверить его на «прочность» (Иов в итоге проявляет стойкость и непоколебимость веры). В конце концов, Иову вернулось все, чего он лишился из-за божественных «испытаний и тягот», однако такой подход совершенно не к лицу картине Звягинцева. В «Левиафане» все проблемы, которые ложатся на плечи Николая, выглядят неким проклятием, «шуткой судьбы» под патронажем законодательной и религиозной машины, которая просто давит гражданина, его дом и его семью, заливая разлагающееся человеческое нутро спиртом. Никаких морализаторских притч и близко нет. Коля противоположен Иову, ни о какой непоколебимости в «Левиафане» речи нет – сплошное бессилие, бездействие, обречённость и отговорки. Посему очень сложно судить, к чему вообще Звягинцев приплел история Иова.

Да, очень сильно режет глаза излишняя гипертрофированность поведения главных героев: бесконечные литры водки и пьяные потасовки, мат и взаимные оскорбления — все это в некоторых сценах кажется уж очень «слишком». Вероятно, это сознательный шаг Звягинцева. Он позволил этим эпизодам быть излишне грубыми и жесткими, демонстрируя своеобразный «кинокулак», бьющий точно в цель (если судить по количеству наград, уже имеющихся у «Левиафана»).

Это кино, несомненно, вызывает двойственные ощущения. На одной чаше весов — ярость против текущего положения вещей в гражданском обществе, демонстрируемая героем Серебрякова, у которого «планка на ровном месте слетает». Коля так и норовит «поднять на вилы» мэра, ведь у того «руки по локоть в крови», призывая в свою очередь зрителей к активным действиям. Однако на другой чаше весов — безысходность, которую источает опять же Николай, демонстрирующий бессилие всякий раз, как берется за бутылку. Ужас в том, что кто бы ты ни был — мастер на все руки из российской глубинки или гладко выбритый московский адвокат с компроматом — если переходишь дорогу Левиафану, этот монстр проглотит тебя без остатка.

Почему необходимо посмотреть этот 140-минутный фильм? Да потому что это блестящее произведение искусства. Потому что это Кино.

Специально для ОКОЛО
Оригинальный текст статьи доступен по ссылке

Реклама

Левиафан (2014): 10 комментариев

    1. можно пример противоречий и штампов?
      текст писался глубокой ночью, мог и не заметить
      хотя ни корректор, ни редактор тоже не заметили, так бы написали

  1. а мне понравилась твоя рецензия, Тим! сколько читала в сети отзывов, ни одного внятного не встретилось. вот и сомневалась смотреть не смотреть..теперь думаю глянуть, на днях.

  2. давно не заглядывал в вордпресс, сорри за запоздалый ответ.
    в целом мне нравится, как вы пишете, но иногда возникают моменты,с которыми возникают маленькие проблемы непонимания. ну, вот я бегло просмотрел ваш текст еще раз:

    зрителю предстаёт настолько четкая и ясная картинка, позволяющая смотреть на мир глазами героев фильма… ( фраза ничем не оправдана, камера смотрит на мир глазами Звягинцева. нигде нет и намека, что какой-то поворот сюжета рассматривается с точки зрения одного из героев. )

    социальный драматизм, с которым Звягинцев подошел к реализации этого проекта, категорично и резко оголяет «черные пятна» общества – алкоголизм, коррупцию, бюрократию, формальную религиозность и отсутствие морально-нравственного «фундамента» гражданина… ( тут фраза совсем теряет легкость и становится неуклюжей и тяжеловесной: социальный драматизм возникает в результате определенных приемов и стиля, но «подходить с соцдраматизмом к реализации проекта» — это что-то несвязное…. затем, «черные пятна» нельзя оголять, — обелять, перекрашивать, стирать и тд, но с глаголом «оголять» начинается семантический бунт…)

    И тут же доказывает свою теорию, «подкладывая» жену главного героя под его друга. «Так не бывает, это нереалистично!» – прокричат сторонники теории «все, как в жизни»… ( на мой взгляд это явное противоречие — как раз в жизни все так и бывает, непонятно почему сторонники реальной жизни тут протестуют…. и еще — » подкладывая жену главного героя под его друга» очень насыщенная негативными коннотациями фраза, если вы полагаете, что фильм — блестящее произведение искусства (как вы декларируете в конце рецензии), то не стоит так пренебрежительно оценивать одну из главных линий авторского замысла ).

    Цепочка несчастий, «божественных испытаний», которые легли на плечи Иова-Серебрякова, приводит к апофеозу российской духовности и безысходности общества в целом… ( не совсем ясно, в чем апофеоз российской духовности, если это ирония, то лучше ставить кавычки. если же вы и в самом деле, как-то связываете историю героя с апофеозом духа, то хотелось бы более точных формулировок)

    она кажется витающим в воздухе рычагом морализаторства…( извините, но рычаги не витают в воздухе, витать в воздухе может ну хотя бы аура морализаторства, некая субстанция его, но рычаг тут семантически не вписывается )

    Посему очень сложно судить, к чему вообще Звягинцев приплел историю Иова…. ( тут снова просвечивает пренебрежительное отношение к режиссеру )

    На одной чаше весов – ярость против текущего положения вещей в гражданском обществе, демонстрируемая героем Серебрякова… ( непонятки с «гражданским обществом», видимо вы имеете ввиду зрителей, у которых возникает чувство ярости? но такое ощущение, что речь идет о гражданском обществе в фильме, но ведь там нет и тени его… )

    все это очень субъективные моменты, хотелось бы, чтобы вы не сильно реагировали на мою критику…
    всего-всего…

    1. большое спасибо за такие подробные заметки)
      вы случайно не филолог? есть у меня один друг, тоже любит акцентировать свое негодование на семантике и точности формулировок 🙂

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s