После очаровательного произведения о Книжнике (по прочтении которого я еще месяц всем рассказывал нечто необыкновенное об айсбергах) серия «Новая французская линия» более не попадалась мне в руки, и на некоторое время я отошел от французов. Но не так давно, в маленьком полуподвальном магазинчике мой глаз упал на эту книжку, зацепившись за очень жизненное для меня название, а после прочтения аннотации и пролистывания первых страничек я еще больше убедился в необходимости поглощения очередного французского творения. И это творение опрокинуло меня с головой в свой собственный мир.

182 страницы карманного формата, наполненные упоительной магией чувственности, чудовищной (и одновременно божественной) любовной линией, повседневной жестокостью и неистовой (и одновременно привычной многим) бесчеловечностью. 182 страницы, прочитанные за 3 часа по дороге из дома на работу. Я пропускал станции метро, проезжал на маршрутке мимо нужных остановок, разговаривал с коллегами все утро, теряя нить диалога и забывая, что говорил минуту назад. Потому что мой разум, мое сердце, все мои внутренности потеряли равновесие относительно мира, в котором я живу. Эта французская магия выбила почву из-под ног во всех смыслах этой фразы!

Это одна из тех книг, которые адским клеймом впечатываются в жизнь. Это книга, от которой я вряд ли когда-нибудь оправлюсь. Эти странички, они будут будить меня посреди ночи и шептать «Еще! Перечитай нас еще раз! Пожалуйста!». Эта книга будет следовать за мной как привидение. Для меня это настоящее сокровище современной французской литературы.

Каждая буква этого романа веет силой, грацией, красотой и болью. Очень сильной болью. Как будто пуля проходит сквозь висок. Как будто удар молнией пронизывает все тело. Темы любви, скрытой от людских глаз. Тайна, скрытая за тайной. Влечение плоти и запретная страсть. И во всем этом — жизнь, и жизнь разносторонняя. Безразличная, первобытная, распутная…

Книги, чайки, ветер и море. И хватит слов.

Реклама

«Мужчина на расстоянии», Катрин Панколь / «Un homme a distance», Katherine Pancol: 2 комментария

  1. Видимо опять километровые буквы со строчкой шириной 3 см?) Эти книги гавальда-стайл таким вроде грешили, если не ошибаюсь. Обложка красивая, что-то по олд-скулу такое. Аналогичные чувства испытывал от Юнгера пару лет назад…

    Кстати, при выстреле в висок «полный конец обеда» в 99% случаев наступает мгновенно при смерти мозга, и боли нет, потому что момент проникновении пули в голову стремится к нулю. Поэтому этот способ суицида и выбирают отставные военные, располагающие оружием. Так что сравнение не особо удачное) И при молнии аналогично, потому что кровь мгновенно выкипает. А вот если бы ты написал «сильной болью, как будто щелочь выпил» — тогда да, не поспоришь, потому что течет медленно, и по пути растворяет пищевод 😀 Что-то я увлекся.

    В любом случае, хорошая рецензия, кип ит ап бро! Без уже ставшего привычным минусика ответ читать даже не буду)

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.