Эта запись должна была быть сделана месяц назад и сейчас тут обязана появиться какая-то сверхгениальная отговорка, почему я тогда не написал об этом, но ее не будет. Я же мужик, посему признаю — мне было ЛЕНЬ. Так вот, о чем это я. Чуть более месяца назад я побывал в Питере (свалив в критический момент из Москвы) и повидался с друзьями. О первом дне пребывания в Питере:

Поздним субботним вечером я оперативно собрал сумку, в которую закинул обыкновенно необходимые (как мне тогда казалось) вещи и отправился на Ленинградский вокзал в свой любимый поезд «Юность» №29/30 (Питер-Москва и Москва-Питер соответственно) и направился к чаще всего посещаемому 16 вагону (ибо этот вагон с сидячими местами, как бы что может быть удобнее для бедных студентов, чем откинуть спинку кресла и растечься в уютном тепле вагона, да). Стоп-стоп. Я упустил одну деталь. При входе на вокзал ко мне подбежала внезапность и прочно засела внутри. Что-то не пускало меня на перрон. Интуитивное. Посидев 20 минут в зале ожидания и наблюдая за номером пути, на котором стоял мой поезд, внезапность позволила себе объясниться. И вот в чем она заключалась: во-первых, мне позвонила моя знакомая, которая поспешила сообщить, что уезжает сегодня в Питер, идет к Ленинградскому вокзалу и собирается зайти в «Петергоф» (вот оно, чувство приятной неожиданности); во-вторых, табло с номером пути, где пребывал мой поезд, неожиданно изменилось, и голос сообщил, что это дескать информационная ошибка; в-третьих, мой поезд отправлялся в 01:10, а я был на вокзале аж в 23:20, т.е. моя антипунктуальность сыграла злую (или добрую, см. пункт внезапность №1) шутку.

Про время, проведенное в поезде, говорить особенно нечего. Ну разве что мне всю дорогу улыбалась девочка, сидевшая на параллельном сиденье, а под утро мы разговорились о сортах чая и выразили всеобщее «фи» по поводу «Майского» в пакетиках, который разносила проводница. Еще рядом со мной сидел дико худой скромный парень с жутко красными глазами и кривой улыбкой, читавший «Затмение» Майер и постоянно просивший меня поплотнее затянуть штору, объясняя это тем, что ему отсвечивает. Ночью я не спал, развалился, слушая музыку в наушниках и наблюдая за спящей девушкой с параллельного сиденья.

В 9:44 мои ноги заступили на перрон Московского вокзала, и я уверенной походкой (совсем не той вялой походкой того худощавого парня, шедшего рядом) направился к Маяковской, ибо там у меня была запланирована первая встреча. Пока я шел, оценивая попутно обстановку, погодные условия, давление, кол-во людей, силу ветра и возможные заморозки под вечер, зазвонил телефон и я понял, что забыл позвонить маме и сказать, что я доехал. Ответив, что все нормально, засунул телефон обратно, но не тут-то было. Опять звонок. Звонил Саша, который внезапно приехал раньше (не очень на него похоже, но приятно удивило) и ждал меня на выходе из метро. Добравшись наконец до условленного места (этот крутящийся летом из-за фонтанчика большой-пребольшой шарик стал традиционным местом встречи), мы решили изменить сложившуюся традицию жрать по утрам после моего приезда пиццу и пошли в «Япошу» употреблять утреннее суши. Пока ждали наш заказ, успели обсудить массу интересных вещей, среди которых особое место заняла психология, в частности Фрейд. Моя теоретическая точка зрения сошлась с Сашиной практической, где-то сошлись, где-то разошлись, что в принципе вполне естественно. В целом встреча выдалась приятной и занимательной.

Закончив наш суши-завтрак, мы направились к Гостиному двору, Саша пояснил мне, как дойти до Сенной (хотя я и сам последствии вспомнил, память мест как бы намекает), и попрощался со мной. Итак, моя следующая встреча планировала состояться на Сенной, с Женечкой и Елочкой. Моя антипунктуальность еще не успела выключиться, посему я незаметно для себя проскочил от Гостиного до Сенной, нашел супер-ориентир — большую зеленую елочку — встал под ней и стал всем названивать в попытках выяснить, на какой они от меня отдаленности. Простоял в одиночестве я недолго — из метро вышла Елочка и направилась ко мне. Несмотря на то, что ей нездоровилось, выглядела она чудно, с фиолетовым шарфиком особенно. А Женя засранец, опоздал минут на 10-15 кажется, мы успели обойти всю окружность около метро и понаблюдать за выходящими похожими на Женю парнями, пытаясь узнать его. Отчетливо помню чудо-название одного изменения в Женином облике — «подгубастая херня». Так именовалась небольшая светловолосая бородка под губой соответственно.

Итак, дождавшись Женю, мы отправились в ближайший «Кофе Хаус» в ТК «Пик» прямо около метро. Нам попался смешной официант, я нашел кем-то забытую шапку на диване (которую впоследствии отдал мужику, который за ней вернулся), Женя подарил мне блокнот «Moleskine» (который я до сих пор еще не начал заполнять, ибо дописываю свои «гениальные» мысли в иной блокнот, а этот оставляю для чего-то особенного). В целом пребывание в кафе вышло очаровательным, упарывались все втроем, но я как-то особенно. Сидели мы достаточно долго, поскольку на улице было несколько прохладно для длительной прогулки, но ближе к сумеркам мы выбрались на улицу и решили направиться по неведомым (для меня) дорожкам к магазину «Буквоед», где работал Женя. Самое четкое воспоминание о «Буквоеде» можно охарактеризовать в трех мыслях: первая «ух, трехэтажный книжный с эскалатором!», вторая «у Жени читерская скидка -30%» (впоследствии я пожалел, что не воспользовался ею), третья «ааа, вон там, Шамайская!». После посещения книжного мы прошли пешком до соседней станции метро, от которой всем было уютненько разъезжаться по домам и распрощались, предварительно договорившись, что увидимся и на следующий день, ибо я оставался в Питере еще на сутки.

Продолжаем путешествие. В некоторой степени усталости я наконец-таки отправился на Ладожскую, к очаровательным ребятам, Андрею и Тане, у которых мне уже приходилось оставаться полгода назад. Выйдя из метро, на меня вновь напала внезапность, вследствие которой я не смог найти остановку маршрутки (оказалось, ее перенесли в другое место). Доехав до дома, я самостоятельно (память мест опять же) нашел подъезд и вспомнил этаж (отчего-то он не был записан в заметке вместе с адресом). Наиболее четкие воспоминания вечера — Феля, чудный белый котенок, парочку фоток которого я сделал впоследствии, жесткий немецкий рок из колонок и прекрасный сон, содержание которого я никому не рассказал, и он сбылся в реальности.

Море. Поезда. Елочка (Часть 1): 6 комментариев

  1. женечка и анечка-елочка xD хорошие имена для хомячков

    шарфик ДА, я кстати его потом все же потеряла

    это вы упарывались блин ))) я вообще не при делах была ))))

  2. Женя подарил мне блокнот «Moleskine» (который я до сих пор еще не начал заполнять, ибо дописываю свои «гениальные» мысли в иной блокнот, а этот оставляю для чего-то особенного).

    ВИДИМО, ЭТО «ЧТО-ТО ОСОБЕННОЕ» ДО СИХ ПОР НЕ НАСТУПИЛО !!!

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.